severock (severock) wrote,
severock
severock

Сладенькое

 Дверь тихонько скрипнула и медленно открылась.

В тёмном проёме, стоит красотка-брюнетка с сочной грудью, та которую я давно добиваюсь. Немного постояв, она нерешительно заходит. Я лежу на кровати и молча смотрю как она не торопясь, подходит ко мне. Больше всего мне хочется вскочить и броситься на неё, как семнадцатилетнему юнцу, но я не могу этого сделать и продолжаю пожирать её глазами. Она проходит квадрат лунного света, падающего из окна и теперь я хорошо вижу, что на ней только полупрозрачный халат.

— Папа спит! — шепчет мне брюнетка, голосом моего сына.

— А если не спит? — говорит кто-то третий, голосом моей дочери.

— Спит, не видишь штоле, губами шевелит?  — отвечает брюнетка.

Она чему-то усмехается и развернувшись уходит прочь. Я хочу вскочить и остановить ее, но что-то неведомое меня держит, тогда я пытаюсь крикнуть, что больше не буду шевелить губами, но звуки словно из ваты, заполняют рот не вырываясь наружу.

— Не разбуди его, я тебе сам достану — говорит на прощание сисястая и скрывается за дверью.

 Что она там собралась доставать?  У меня в подвале новая стремянка стоит. Неужели это всё ради новой стремянки? Меркантильная сука. Вожделение сменятся раздражением. Слышу как на кухне хлопает дверь, на кухне-то она что забыла? Проголодалась? Или конфеты ищет? На этой мысли просыпаюсь окончательно. На часах 7-30. Нуёптваюмать! Суббота же! Ну нельзя же так, товарищи дети! Почему в садик вас надо будить, используя всё своё красноречие и почему вы сами вскакиваете, как подорванные по выходным? Лежу, вспоминаю брюнетку и слушаю звуки на кухне. «Ага счас, нашли дурака, все конфеты спрятаны в кабинете, ключ в яйце, то яйцо в кованом ларце, ларец на вершине дуба — ищите не обрящете».  Встаю, зевая и почёсывая яйца иду в ванную.

— Вы умывались? — ору я детям — пошли  зубы чистить.

Поднимаются, у обоих рожи кирпичом, хотя и в шоколаде.

— Где взяли?! — спрашиваю я грозно и делая свирепое лицо, что не сложно учитывая время и кинувшую меня брюнетку.

— Это Дима! — сдаёт брата сестра.

— Это Оля! — сдаёт сестру брат.

— Не будете завтракать, убью обоих — обманываю я — идите умываться.

Дети чистят зубы корча друг другу рожи,  рожи корчат с тайным смыслом мне не доступным. Очевидно, что идёт обсуждение сожранных конфет. Закончив мыльно-рыльные мероприятия, спускаемся в кухню. Окидываю опытным, филёрским взглядом кухню и ничего не замечаю — насобачились поганцы.

— Где конфеты взяли? — говорю миролюбиво, почти елейно.

— Папа они лежат у тебя в кабинете, а ключ ты прячешь, как же мы их возьмём? — они уже обо всём договорились и с кондачка их не взять.

Стою, фигачу тесто на оладьи и размышляю: нужно ли их выводить на чистую воду. Какова роль шоколада в жизни человека? А в жизни маленького человека? Тото-же. Я щетаю бог здесь не доработал. Надо было все витамины-минералы и прочие полезные элементы напихать в шоколад, а не в какую-то там невнятную спаржу. Это сильно бы упростило процесс питания. Только не надо мне говорить про кислотно-щелочной баланс и легкоусвояемые углеводы, без лысых знаю. Какого хуя? Зубы, в конце-концов, можно почистить. Я представил, как жена бы сейчас сказала: «Ну конечно папа у нас добрый, а мама злая — конфет не даёт», а сама бы смотрела и улыбалась, как дети, ошалевшие от счастья, мечут конфеты одну за другой.
 После завтрака выгребаю все конфеты на стол. Жрите, выделяйте эндорфины, вырастите вам будет этого не хватать. И вообще: «Балуйте детей побольше, господа, вы не знаете что их ждет!»

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →